En

ЛЮКС БЕЗ ПРАВА ПЕРЕДАЧИ

Юна Завельская

Sylvie Leather Bucket Bag

Один из самых впечатляющих и неоднозначных стартапов этой осени – проект Italic – модные критики всего мира уже окрестили «новым словом в шопинге» и «настоящим direct-to-consumer». Еще на старте он привлек $13 миллионов инвестиций от венчурных фондов Comcast Ventures, Global Founders Capital, Index Ventures и Ludlow Ventures, а также собрал внушительный лист ожидания из 100 тысяч страждущих (преимущественно, жителей больших городов США в возрасте от 20 до 35 лет, при этом локализация записавшихся определяется возможностями логистики). И это еще до того, как публике был открыт доступ хотя бы на пилотную страницу сайта. Так в чем же фишка? В возможности купить люксовые аксессуары известных домов моды, правда, без логотипов самих брендов на них.
После многих лет, когда маркетинговые агентства убеждали нас в силе брендирования товара, продавать продукт даже очень высокого качества, но без знакомого логотипа на нем – это высокий риск. Основатель Italic Джереми Кай осознает это в полной мере, поэтому на первом этапе работает с фабриками, согласными разделить с ним ответственность за любой сценарий. Ни он сам, ни инвесторы стартапа пока не знают, удастся ли запустить продажи affordable luxury на второй виток – надежды внушает лишь количество записавшихся в члены закрытого клуба. Основная идея Italic заключается в том, что за $120 годового взноса (или $10, если платить помесячно) они получают доступ к изделиям официальных поставщиков Celine, Prada, Cartier, Gucci, Louis Vuitton, Christian Louboutin, Givenchy, Coach, Burberry и Miu Miu – с тем же качеством дизайна, выделки, фурнитуры, гарантированной долговечностью в носке, но… без узнаваемого ярлыка и по ценам, которые в некоторых случаях в 10-20 раз ниже, чем у оригинала. Иными словами, для посетителей клуба Italic кожаная сумка-тоут от производителя аксессуаров Celine обойдется в $145 вместо $3300, очки от фабрики EssilorLuxottica в $70 (в то время как стандартная оправа Rayban стартует со $175), кожаный пиджак от лицензиата J Brand в $425 вместо оригинального за $990, а кашемировый шарф уровня Burberry или постельное белье от поставщика Ritz Carlton и Four Seasons – аж в целых $100. Заманчиво, другой вопрос, насколько юридически легитимно.

Este Leather Small Satchel

Именно в силу отсутствия юридической опробации этой модели бизнеса Джереми Кай пока не спешит выходить на рынки электроники или запчастей для автомобилей, хотя саму идею проекта почерпнул именно оттуда (большая чикагская семья китайских иммигрантов, откуда он вышел, специализировалась на производстве автозапчастей для Nissan, BMW и Tesla). Перенеся, по сути, схему сбыта контрафакта в поле легального бизнеса, Кай также тщательно изучил возможных конкурентов в лице больших маркетплейсов, заказывающих продукцию под своим private label. Вывод, который он сделал, укрепил его в правильности намеченного пути: не важно, десятикратная ли наценка накидывается на сумку Gucci или трехкратная на продукцию того же производителя под частной торговой маркой Casper или Allbirds, эти деньги все равно идут мимо фабрики. А покупатель уже убежден, что основная цена изделия складывается из маржи ритейла. Italic же – это проект в пользу создателей самого продукта. И на сегодняшний день более 60 преимущественно итальянских фабрик уже заключили договора с Джереми Каем. Если покупатели не разочаруются в полученном результате, на очереди выход Italic на рынки спортивной одежды и косметики.
Кстати, на исторической родине Джереми Кая в Китае такие brandless-проекты (например, Yanxuan, предлагающий немаркированную продукцию с фабрик Ugg, Burberry и Gucci) – хиты последнего года. А в свете недавних инициатив нашего правительства по прекращению действия на территории России авторских прав на зарубежные брендированные товары (Закон о параллельном импорте, подготовленный ФАС, см. публикацию газеты «Ведомости» от 24.10.2018) американская инициатива и на местных просторах выглядит очень актуально.

Luca Textured Leather Crossbody Bag

Партнеры